Бело-сине-красные красные

На позапрошлой неделе минула 31-я годовщина пресловутой независимости Украины, и в один же день с ней исполнилось полгода войне за окончательное решение вопроса зависимости Украины от американо-европейского либо российского империализма, а также ряда смежных вопросов. Война вообще любит ставить вопросы ребром. Для наших кругов они – надежный тест на то, действительно ли каждый коммунист коммунист, или есть и такие, у кого от коммунизма одно название. Пожалуй, 6 с лишним месяцев являются сроком более чем достаточным, чтобы этот тест пройти и перепройти вдоль и поперек, остановившись уже на каком-то наборе ответов. Принцип, через призму которого мы можем судить об их верности/ложности, четкой линией разделять коммунистов на коммунистов без кавычек и «коммунистов», очень прост. И те, и те считают себя вправе говорить от имени рабочего класса, считают себя представителями, проводниками, защитниками его интересов, а потому должны если не возглавлять прямо сейчас классовую борьбу рабочих, не быть на ее острие, то стремиться к этому, стремиться возглавлять, стремиться быть на острие, стараться стать ее авангардом. Отсюда следует, что, вырабатывая отношение к некой ситуации, им нужно смотреть на нее со стороны интересов пролетариата как класса. Их выбор в любом случае обязан совершаться в пользу того, что является наиболее благоприятствующим для развития революционного рабочего движения (на каком бы этапе ему не приходилось быть), т.е. нацеленного на радикальное социалистическое переустройство общества. У коммунистов здесь от начала и до конца особых проблем не возникает, а у «коммунистов» – наоборот: они не выносят ноши, которую сами на себя взвалили, назвавшись коммунистами, и прогибаются с выражения интересов пролетариата на выражение интересов капиталистов, даже если не понимают этого. Вот, собственно, и взглянем на пример заваливших экзамен войной «товарищей», на то, как часть нынешних «коммунистов» в своих словах и делах «руководствуется» интересами пролетариата так, что соглашается с олигархическим кремлевским руководством в отношении т. наз. СВО.

Оправдания поддержки ими ее в основном крутятся около трех вещей, это: во-1-х, вопрос противостояния империализму США; во-2-х, вопрос буржуазной демократии и фашизма; в-3-х, национальный вопрос. Попробую приблизительно передать, как они их видят.

США и союзники – уже давно мощнейшая группировка империалистов, что, будучи все еще впереди планеты всей по силе и влиянию в самых разных их измерениях, способна навязывать свою волю остальному мировому сообществу. На противный этой воле режим какой-либо страны могут обрушиться меры воздействия экономического (излюбленный прием – санкции), политического (излюбленный прием – спонсирование, подготовка, провоцирование и пр., и пр. поддержка прозападного гос. переворота), военного (излюбленный прием – обычное вторжение, «крылатая демократия»). Сопротивляться беспределу Вашингтона – святое дело, которым и занята Москва. Это антиимпериалистическая борьба.

Далее, в Киеве была американцами поставлена марионеточная власть, уже 8 лет терроризирующая народ: подавляет инакомыслие (особенно достается людям с пророссийскими и просоветскими взглядами), на военизированные организации националистов не то что смотрит сквозь пальцы, а нередко даже напрямую включает их в гос. структуры, насаждает шовинистическую идеологию в массы и т.д., и т.п. Коммунистам действовать в таких условиях, мягко говоря, трудно. То ли дело в России, где в рамках капитализма вполне себе демократичный строй и социалистическая идеология не ограничена запретами, в то время как в Украине самый настоящий фашизм/нацизм, с которым РФ теперь в открытую сражается. Это праведная антифашистская борьба.

Сражается она также против государства, угнетающего общности граждан по языковому и национальному признаку, за восставшие республики Донбасса и проживающих на подконтрольных Украине территориях русских – все по лозунгу «своих не бросаем». Это справедливая национально-освободительная борьба.

Вроде все чин по чину. Очень убедительно. Что тогда нам не нравится, почему мы не zа, не vпечатлены этим? Не прикопаться же. Как бы не так! Пройдемся по пунктам.

Да, нынче Украина под Штатами, нынче она поставлена в позу подчинения и зависимости к американо-европейскому империализму. Но есть одно но. Современная Россия ведь тоже отнюдь не безвинная жертва, которая просто пытается дать сдачи, не безобидная овечка, даже если и хочет за таковую себя выдать. Это волк в овечьей шкуре. Волк слабее льва (империализма западного) и тигра (империализма восточного (КНР)), но он все равно хищник (империалист) с характерным поведением. Или только США во благо своего финансового капитала стараются брать врагов на экономический удушающий, деятельно способствуют установлению дружественных режимов в зонах повышенного интереса и нападают на чересчур неподатливых коллег по международному политическому процессу, а РФ не под дудку олигархической элиты не манипулирует годами ЕС и частью СНГ на почве положения основного поставщика им энергоресурсов, не при делах в Русской весне 2014-го, не вторглась в Украину в 2022-м? 2 сапога пара. Коммунист может бороться за смену одного поработителя на другого, на стороне одного империалиста против второго, пусть даже за более слабого против более сильного? «Коммунист» может. А коммунист выступает против рабства вообще, против империализма в принципе. Потому коммунисты всех так или иначе вовлеченных в империалистический конфликт стран образуют единый интернациональный фронт против него: каждый воюет на собственном участке фронта (с правительством своего государства, т.е. россияне против политики своей власти, милитаристской в первую очередь, и против самой власти, белорусы – своей, украинцы – своей, европейцы – своей, американцы – своей), посильно помогает товарищам, что на других участках, и сам взаимно получает от них помощь. Конечно, мы, коммунисты Украины, чем-то великим похвастаться здесь, увы, не можем, т.к. пока что имеем слишком маргинальный, крайне незначительный вес в обществе. Впрочем, вряд ли тому, кто знает, какой разгром претерпело украинское левое движение в 2014-15гг., придет в голову нас за это винить. 5 лет оно было в жалком состоянии «жизни» после смерти и лишь в 2020-м дало новый всход. За 2 года удалось добиться довольно многого, учитывая условия работы. Во всяком случае, мы сделали достаточно, чтобы сказать тем «коммунистам», которые утверждают, что только при победе России украинские социалисты смогут развиваться, что сейчас нас и вовсе нет: привет, мы есть. И наш голос – за настоящих коммунистов, не прогнувшихся под тяжестью испытания войной и удерживающих, как удерживаем и мы, марксистко-ленинские позиции, так же верных присяге пролетарскому интернационализму, как верны мы. Мы сторонники противников (выше указано, какого именно толка) этой войны, и противники ее сторонников. Занявшие такую же позицию коммунисты любой страны – наши друзья, занявшие позицию противоположную – враги. Не буду говорить за соратников в других государствах, но нам у себя в сложившейся на данный момент ситуации остается заниматься в основном (в основном – не значит исключительно) просветительской деятельностью. Подготавливаем подготовку подготовки революции. Это немного, но это честная работа. И раз уж речь зашла о том, почему мы убеждены, что ни под какой из возможных в ходе этой войны и по ее итогам властей в Украине нам не легче, пора перейти к следующему пункту.

Да, нынешний украинский режим и вправду очень реакционный. Но есть 2 но. Прежде всего рассматриваемые «коммунисты», характеризуя его, сгущают краски. А между прочим, не так у нас тут и плохо. Широта плюрализма мнений, приемлемого для ставших после Майдана (во время которого и на протяжении всего 2014г. имели место события по типу 2-го мая в Одессе) у руля кормчих, действительно сузилась до границ от чисто условного до радикального украинского национализма. Активистам последнего курирующая их в целом спец. служба в немалой степени отдала на аутсорсинг преследование активистов несогласия с новым курсом, чем ультраправые с инициативой и занимались, пока СБУ вела свою работу относительно лениво, хотя и через ее застенки прошли тысячи людей. Однако, все-таки террор оставался избирательным и случайным, а никак не массовым, и разошелся на всю катушку репрессивный аппарат лишь с 24.II. Фашистские организации в самом деле во многом напрямую вросли в государство, взять хоть бы тот же «Азов», оформившийся как полноценное подразделение в системе войск МВД. Но место нацистов было очерчено уровнем рядовых исполнителей, а также функционеров нижних и средних звеньев власти, верхушка которой состояла и состоит из чего-то вроде особенно патриотических либерал-демократов – западным партнерам и отечественным олигархам пока комфортнее взаимодействовать именно с ними. Кстати, вплоть до недавнего времени в государстве, несмотря на травлю и резкие выпады против нее (вспомнить хотя бы закрытие близких ей СМИ), существовала достаточно влиятельная умеренная оппозиция (ОПЗЖ), представленная в парламенте (вторая фракция (!) по кол-ву депутатов), существовали оппозиционные партии поменьше (Шарий). И вообще, среди тех же функционеров нижних и средних звеньев власти было хоть пруд пруди людей со взглядами, далекими даже от украинского национализма в самом широком смысле. Но это только до недавнего времени: вскоре после начала войны партии с антимайданной повесткой (лояльность к ней теперь нулевая) прикрыли. В их числе отправились к КПУ, практически запрещенной еще в 2015-м, ее старые и такие же деревянные собратья СПУ и ПСПУ, и вместе с ними СЛС (ЗНС) с Державой, эти попытки в КПУ 2.0. А до того момента, обходя декоммунизационные ограничения, они ведь еще еле-еле, но легально шевелились и даже привлекали каких-то людей. Правительство щедро поощряло распространение националистической идеологии, не то что капавшей, а прямо ливнем лившейся на мозги народа. Тем не менее, ей не удалось возобладать в нем в полной мере (опять-таки, до вторжения). Доказывают это результаты последних выборов президента и парламента: главой государства избрали кандидата с очень умеренной риторикой, заигрывавшего с пророссийским электоратом, в Верховную Раду праворадикальные партии не прошли (а хватило бы набрать всего лишь 5% голосов, чтобы туда попасть). Та и сам факт наличия этих выборов и многих иных демократических институтов дает неоспоримые основания полагать, что сложившийся порядок еще не дотягивает до нормального фашизма, равно как и бесспорные факты серьезного урезания прав и свобод, конечно же, не разрешают считать его нормальной буржуазной демократией. А ведь критикуемые мной «коммунисты» 8 лет ошибочно величают Украину не иначе как нацистской, лепят из нее по чудовищности политического устройства самый настоящий Третий Рейх, без шуток. Затем они лицемерят, характеризуя режим в РФ. А между прочим, не так он и хорош. Я, безусловно, не на отлично знаю, что там у россиян, но есть вещи очевидные. Их власть действительно одобряет большее идеологическое разнообразие, поскольку сама ее собственная пропаганда – винегрет из искаженных на нужный лад духоскрепно-имперских, б/ушных советских и мейнстримных неолиберальных нарративов, призванный преподносить широкой публике проводимую ей во вред политику и притом нравиться этой же широкой публике, т.к. каждый найдет в нем что-то себе по вкусу. Будь хоть националистом, хоть социалистом, хоть либералом – кем хочешь. Можешь даже сходить на полуфиктивные выборы и проголосовать за карманную оппозицию. Ты только лодку, пожалуйста, не раскачивай, не смей отрицать того, что в целом-то Владимир Путин – молодец. В умеренном виде возглавляемый им порядок терпит многое, хотя и чем дальше, тем меньше: в последние 10 лет границы дозволенного все сужаются и сужаются, принимаются все более и более драконовские законы (особенно после начала войны). Из радикального ему по душе лишь радикальный путинизм, которым львиная доля населения успешно пропитана, а на остальных радикалов имеется ФСБ, и тысячи людей прошли через ее застенки. Россия – махровое полицейское государство, где недовольных прозаично и педантично кошмарят силовики, в то время как у нас вдобавок к компетентным органам этим еще часто занимаются их, ментов, мальчики на побегушках из неправительственных организаций известного рода. Но и тут не надо обольщаться, в РФ неправительственные организации известного рода тоже живут припеваючи: возрожденное казачество, движение «Сорок сороков», ДШРГ «Русич» и др. улыбаются и машут. Сейчас до размаха красно-черных побратимов им, конечно, далеко, однако при необходимости правящий класс очень быстро взрастит их из щенков в Церберов, чему мы уже были свидетелями у себя на Родине.
В общем, что-то не кажется это все таким прямо эталоном буржуазной демократии в сравнении с Украиной. Впрочем, не похоже и на образцовый фашизм, как и государство Украина. Тем не менее, пропагандисты обеих сторон конфликта выкладываются на полную, соревнуясь друг с другом в остроумии по дисциплине подбора аргументов для отождествления своего врага с гитлеровской Германией, а ведь дыма без огня не бывает. И горькая ирония есть в том, что воюют противники на 8-9/10 еще советским вооружением, произведенным в стране, некогда нанесшей смертельный удар немецкому нацизму, произведенным совместными усилиями рабочих всех республик Союза, в т.ч. двух крупнейших, ныне сражающихся между собой. В каком-то смысле едины их трудящиеся и сегодня: что в Украине, что в России с началом боевых действий началась новая мощная атака на права и благосостояние пролетариев. Капиталисты, проводящие и тут, и там такую спец. операцию самостоятельно и через свои государственные власти, тоже едины в некотором отношении: они используют военное положение, кроме как для наживы на всяких предоставляемых им возможностях, чтобы потуже закручивать гайки, и это, разумеется, легко удается. Удается куда как легче, чем потом удастся ослабить, если вообще удастся. До войны диктатура олигархии была более-менее скрытой, одетой в платье демократичности. Теперь она перед нами в нижнем белье. Переодевается в другой наряд, подобный довоенному? Обнажается вовсе, и тогда явит белому свету открытую террористическую диктатуру – и далее по тексту считающегося в марксистских кругах самым базированным определения пресловутого политического строя, – этим завершит тенденцию фашизации торжеством, наконец, реального фашизма?
До послевоенного мира доживем – увидим. По состоянию же на текущий момент видно одно: борьба равна, борются 2… с коричневатым оттенком режима. Коммунист может поддерживать какой-либо из них на том основании, что при нем пока еще отчасти прессуют не так сильно? «Коммунист» может. Говорят, если поместить лягушку в кастрюлю с холодной водой, которую поставить на медленный огонь, то она беспечно просидит до кипения и сварится. По дальновидности «коммунисты» где-то на уровне лягушки, т.к. не нужно быть семи пядей во лбу для понимания того, куда при любителе поцитировать Ильина и показать «настоящую декоммунизацию» ветер дует. С другой стороны, опасность угрожает лишь лучшим из этих худших, тем, кто ошибся с позицией по войне, но все-таки ведет некую правильную работу. Худшим же из худших, кто только и делает, что почти всегда и почти во всем с левоватой риторикой хвалит любой взятый мудрыми лидерами государства курс, бояться нечего, поскольку мертвое умереть не может, а жили ли данные персонажи хоть когда-то в качестве коммунистов – вопрос весьма спорный. Коммунистам никогда никакая твердая и боевая буржуазная власть не рада. В РФ за решеткой многие активисты, из свежих нашумевших случаев в голову сразу приходит дело Кирилла Украинцева, а ко многим, кто еще на свободе, уже подбираются. Это, повторюсь, в метрополии. Почему внутриполитическая ситуация в ее обретенных в 2014-м и 2022-м гг. юго-западных колониальных владениях кратно жестче, я просто промолчу – здесь все слишком очевидно. А ведь именно она имеет шанс вслед за российской армией распространиться дальше по землям Украины. Ну и толку с того, что одно правительство, которое хочет нас уничтожить, поменяется на иное правительство, которое тоже хочет нас уничтожить? Таким правительствам находящиеся под их юрисдикцией коммунисты должны отвечать борьбой за всестороннюю демократизацию. Т.е. мы обязаны: а) остановить фашизацию и повести на нее контрнаступление; б) завоевывать по максимуму вольностей еще в рамках политического капитализма, но не затем, чтобы довольно осесть протирать штаны в парламенте и успокоиться, а чтобы подразвинтить государственную машину и получить больше возможностей готовить ее слом, которыми воспользоваться сполна; в) в час Х устроить штурм командных высот общества для углубления демократии от буржуазной до пролетарской. Как говорится, с богом. Обозначив план не на один год, а то и не на один десяток лет, думаю, пора перейти к последнему пункту.

Да, в Украине шовинизм – государственная политика по нац. вопросу. Но есть 3 но. 1. Не надо его переоценивать. Геноцида русских, само собой, нет. Есть вытеснение русского языка из публичного пространства в пределы чисто бытового: лишение официального статуса, прекращение преподавания его и на нем в учебных заведениях, вымывание из СМИ и сферы услуг и т.д. Есть отмена русской культуры: препятствование распространению кино, музыки, литературы, исключение деятелей искусства и их произведений из образовательных программ, устранение символов и традиций и т.п. Есть отторжение русской идентичности: приравнивание всех местных, верных ей, к потенциальным предателям Родины, изображение их лишними в этой стране, расчеловечивание образа русских через создание и популяризацию негативных стереотипов и пр. Цель – ассимиляция, т.е. полная украинизация. 2. Не нужно недооценивать русский шовинизм, который становится государственной политикой на занятых РФ или ее прокси территориях Украины. Геноцида украинцев, само собой, нет. Есть вытеснение украинского языка из публичного пространства в пределы чисто бытового: лишение официального статуса, прекращение преподавания его и на нем в учебных заведениях, вымывание из СМИ и сферы услуг и т.д. Есть отмена украинской культуры: препятствование распространению кино, музыки, литературы, исключение деятелей искусства и их произведений из образовательных программ, устранение символов и традиций и т.п. Есть отторжение украинской идентичности: приравнивание всех местных, верных ей, к потенциальным предателям Родины, изображение их лишними в этой стране, расчеловечивание образа украинцев через создание и популяризацию негативных стереотипов и пр. Цель – ассимиляция, т.е. полная русификация. 3. Необходимо бы еще уточнить, кого оценивать в качестве целевой аудитории национального освобождения. Если украинской нации не существует в принципе, и все украинцы – те же русские, один народ, то такое утверждение совсем не вяжется с реальностью. Согласно считающемуся в марксистских кругах самым базированным определению нации, украинцы ее составляют бесспорно, в конце концов, уже чуть более века имеют свою собственную национальную республику. Другое дело, что в ней наша нация вплоть до последнего времени была весьма рыхлая, и к тому же на протяжении нескольких столетий, когда добровольно, а когда и не очень, пребывала, скажем так, в интимной близости с нацией русской. Поэтому интегрировать в нее украинцев оказывается достаточно несложно, в чем можно убедиться на примере ЛДНР. Но и речь тогда идет именно о мерах по переведению людей из одной нации в другую, что национальным освобождением, безусловно, не является. Если русские – все русскоязычные жители Украины, это по разным данным от четверти до половины населения, то у подавляющего большинства их нет иных связующих звеньев с русской нацией, кроме одинакового языка и схожей культуры, которые включенность в украинскую общность территории, экономической жизни и психического склада чаще всего перевешивает даже при субъективном самоопределении человека. Если русские – все жители Украины соответствующего этнического происхождения, это до пятой части населения, то см. сказанное в предыдущем предложении, оно пусть в меньшей степени, особенно когда поддерживаются активные связи с родственниками в РФ, но сохраняет актуальность. Если русские – все жители Украины с российским паспортом, т. обр. осознанно выбравшие принадлежность к России, скорее всего, при наличии на то объективных оснований, то вряд ли их у нас когда-то было много, хотя статистику по ним я не нашел. Как-никак главный источник по национальному вопросу – это по-прежнему перепись 2001г. С одной стороны, ее можно сравнить с советской переписью 1989г., чтобы убедиться в отсутствии неестественно резких скачков показателей, которые наводили бы на мысль о серьезных фальсификациях в угоду конъюнктуре. С другой стороны, нет предпосылок, чтобы к началу национального освобождения русских Украины, т.е. к 2014г., ситуация сильно изменилась. Согласно переписи, во всех областях украинцы составляли большинство населения, в т.ч. в Донецкой и Луганской с хоть и не разительным, но численным превосходством над русскими, кроме того, в этих регионах даже существовали и существуют до сих пор районы с большинством украиноязычных. Меньшинством украинцы были лишь в Крыму, который неспроста имел автономный статус. Так что, по хорошему счету, о справедливости 8 лет назад территориальных претензий России под соусом национального освобождения русских говорить не приходится, а в наше время на земли в черте фактических границ Украины по состоянию на 5.00 24.II.2022 – и подавно. Национальная тема во всем данном конфликте сугубо третьестепенна. На первом месте стоит борьба ближайших к государственной власти групп капиталистов США-ЕС и ближайших к государственной власти групп капиталистов РФ за передел влияния в мире, частью коего доводится быть и нашей стране, на втором – борьба в среде отечественного класса капиталистов за передел влияния и государственную власть в Украине. Причем по ходу развития войны, с самого Майдана и по сей день, роль первого фактора, империалистического, только растет, а роль второго, гражданского, падает, по сути, она уже равна нулю. Но именно от этих двух источников совокупно почти весь шовинизм, который мы наблюдаем, является производным: русский, жаждущий резать хохлов, и украинец, жаждущий резать кацапов, едва ли сумеют сквозь пелену основанной на лжи ненависти прийти к мысли о реальных инициаторах и заинтересованных лицах резни, сосредоточиться на ней и сделать правильные выводы. Они становятся послушными орудиями олигархов соответственно российских и западных/украинских, которые потому и стремятся стравливать нации с помощью отравы национализма. Коммунист может подливать масло в огонь межнациональной розни, вместо того чтобы изо всех сил стараться потушить его, может выступать за привилегии одной нации ценой угнетения другой? «Коммунист» может. И этим, разумеется, льет воду на мельницу буржуям сразу обеих сторон. В рассматриваемом в настоящей статье случае он прямо пособничает Кремлю агитационно-пропагандистски, организационно, материально, а также и тем, что у рядовых граждан РФ и ЛДНР, начинающих испытывать недовольство происходящим и догадываться о его сути, чего доброго возникнет недоверие ко всем коммунистам как альтернативе текущей власти, если поддадутся соблазну судить о семье по попавшемуся на глаза уроду. Который примерно так же косвенно оказывает услугу Банковой, будучи шикарным жупелом: она показывает народу на него пальцем и говорит, что все коммунисты, подобно ему, агенты российского империализма, и народ действительно люто-бешено ненавидит всех без разбора коммунистов точно так же, как российский империализм. Помогая держать людей во тьме, вместо того чтобы просвещать их, «коммунист» сам переходит на темную сторону, в то время как коммунист должен бороться со злом, а не примыкать к нему. Силу своих знаний необходимо применять на разоблачение националистической идеологии и нести их свет в массы. К тому же нужно уделять особое внимание обличению ущемлений украинцев на оккупированных территориях Украины и русских и русскоязычных украинцев – на подконтрольных Киеву. Конечно, нация не является чем-то незыблемым, и в результате войны пропорции наций в стране изменятся, что говорить, они уже изменились и потихоньку меняются ежечасно. Но куда бы ни двигался фронт, дальше от доставшихся в наследство от УССР границ или ближе к ним, это всего-навсего линия размежевания одних шовинизма, реакции, империализма и вторых, продиктованная тем, у кого из них получается одолевать соперника, выгрызая себе больший кусок. Жителей куска, как обычно, спросить забыли. Лишь при будущем социализме будет обеспечено равноправие наций и проведена условная административная черта между национальными республиками с предельным удобством для хозяйствования, с учетом взвешенного мнения населения и без обид. А чтобы такие дни наступили, нам надо вопреки столкнувшей народы лбами политике капиталистов делать все для формирования их дружбы – дружбы в первую очередь против капиталистов. Только соединившись, пролетарии смогут добиться освобождения. И на этой оптимистичной ноте, что выход из тупика современности есть, пора заканчивать.

На позапрошлой неделе я вместе с товарищем представлял РФУ на стриме на Вестнике Бури, там тематика данной статьи, а как иначе-то, тоже поднималась во весь рост – можете его послушать, если интересно углубиться в нее еще. Вообще, хочу от имени всей организации выразить благодарность Александру Батову, Андрею Рудому, Константину Семину за оказываемую нам во время войны медийную поддержку. Сейчас мы находимся по одну сторону баррикад против «коммунистов»: в России это публика от КПРФ до жожеков, в Украине – из среды перечисленных выше запрещенных весной левых партий и им подобных. Слабость большей части отечественного социалистического движения ложиться под того или иного империалиста в целом мне ранее доводилось критиковать в объяснительной записке насчет нашего, так сказать, злого двойника. С которой, кстати, настоятельно рекомендую ознакомиться как с прологом уже этого материала, теперь чисто полемического. Тут я прицелился во всю подлднррфовскую половину разом, постаравшись из доносящегося с ее стороны выделить на рассмотрение среднестатистические ключевые положения, и уверен, что попал по значительной площади. Удар нанесен разоблачением однобокости приводимых в доказательство утверждениям фактов путем их уточнения и дополнения другими, причем общеизвестными, и вскрытием порочности логики предлагаемых оценок и действий с обозначением верного курса. «Коммунисты», должно быть, отвергнут его, мол, слишком лихо я замахиваюсь, чересчур он сложный, не гарантирующий громких достижений в ближайшей перспективе и радикальный. Отвечу, что с латинского слово радикальный переводится как коренной, и мой вариант последовательно ведет именно к коренному, т.е. реальному, решению вопроса капитализма – к социализму, ведет через тернии, безусловно, но к звездам. А в чем заключается ваш, легкий? Солидаризироваться с правительством российской буржуазии против правительства западной и украинской буржуазии. Допустим, первое уничтожит второе не без вашей активной помощи, которую конвертируете в некие преференции. И здесь вы, по идее, разворачиваетесь на 180°, кидаетесь на него и побеждаете? Так не бывает. Либо крестик снимите, либо трусы наденьте: ваши руки связаны длительной коллаборацией с ним, вашими руками оно лишь укрепилось, вы руки по локоть испачкали кровью его преступлений, будучи их соучастниками. Какой силой пересилить сильно усилившуюся власть? Кто вверит свою судьбу завтрашним революционерам, еще вчера с ней ручкавшимся? Пойдут ли свергать режим сами гипотетические революционеры, привыкшие на него работать? История свидетельствует, что едва ли. Вероятнее всего, снова не будете входить в конфронтацию, перебиваясь беспринципными компромиссами и отложив социализм в долгий ящик. Это называется оппортунизм. Поскольку же на дворе война, и речь в первую очередь об отношении к ней, то имеем дело с его особым видом. Попробуйте найти между тем, что вещают о, как у них принято именовать происходящее, СВО шовинисты где-то на России-1, и тем, что пишут якобы социалисты, например, из Боротьбы, 10… 5… хотя бы 3 отличия. Весьма трудно. Потому что их практически нет, такие левые просто повторяют слова правых. Это называется социал-шовинизм.
Предвосхищая упрек в избирательной критике: статья о стокгольмском синдроме ваших собратьев, только подукраиносшаесных, не за горами. Кстати, к их чести сказать, они редко претендуют на чужое имя, в то время как вы все «коммунисты» почти поголовно. Вас, самозванцев, стоит считать чем-то вроде раковой опухоли постсоветского коммунизма, которую неплохо бы ради его же блага вовсе удалить, чтоб ваша кривая и косая подделка марксизма, для непосвященного обывателя, тем не менее, неотличимая от оригинала, не вредила марксистам настоящим. Вы когда-нибудь задумывались, почему до Первой мировой войны будущие коммунисты были под общим брендом с большинством социал-демократов, а после решительно отмежевались от него, чем и оформили нынешнее политическое течение под названием коммунизм? Почитайте сочинения тех лет одного такого, пожалуй, очень малоизвестного и второразрядного участника событий, как Владимир Ульянов, и сможете отыскать в них ответ. Заодно определитесь перед собой, чья точка зрения вам ближе. Спойлер: если останетесь теми, кем приходитесь на данный момент, то оппонентов Владимира Ульянова. Какие ж вы тогда коммунисты? Не обманывайте ни себя, ни других. Вот вам мой совет: почаще думайте, что делаете. Готовы расцеловать оккупационную администрацию за восстановление памятника Ленину, но разве превратился бы в фаната самодержавия, наследником коего является нынешняя РФ, сам Ленин, начни оно в его время ставить ему статуи? Идете на митинг и с триколором, флагом царей, белогвардейцев, власовцев, Ельцина-Путина, и с красным знаменем, флагом восставших против своих угнетателей трудящихся, но разве одно не противоречит другому? Собираетесь у немого Ильича, но разве Ильич, оживи он на минутку, сказал бы вам что-то одобрительное? У меня лично нет ни тени сомнения, что произнесенное им в ваш адрес было бы чем-то одобрительному резко противоположным.
5 сентября, 2022

Автор: Михаил Жура
Made on
Tilda