Фармакология сегодня или о том, как мы в Европу идём

Время чтения ~ 23 минуты
В далёком 2001 году состоялся II Национальный съезд фармакологов Украины, который имел символическое название «Фармакология 2001 – Шаг в будущее». Участниками съезда было высказано много проблем и успехов, в области отечественной фармакологии, а также были предложены пути к разрешению трудностей в перспективе на будущее.

Так, одной из основных проблем называли низкую заинтересованность частных производителей к внедрению инноваций и спонсированию научно-технических исследований. Исходя из этого, государство было вынуждено в большей степени самостоятельно проводить исследования подобного толка. Которые заканчивались тем, что только 10% запланированных новых препаратов внедрялись в производство. А связывали это с тем, что данные исследования не ориентировались на производителя.

Для того чтобы решить эту проблему и позволить отечественному производителю выбраться из ловушки воспроизводства препаратов, было предложено скорее внедрить мировые руководящие принципы GMP (Good Manufacturing Practice), GLP (Good Laboratory Practice) и GCP (Good Clinical Practice) в повседневную практику предприятий и учреждений, которые имеют отношение к фармакологической продукции.

Но не проблемами едиными полнился съезд, было высказано и множество лестных слов по отношению к отечественной фармакологии, среди них особо выделялась гордость за 40% долю отечественных препаратов на внутреннем рынке страны. По сравнению с другими странами СНГ, это был наилучший результат.

Так что общий тон мероприятия можно было охарактеризовать как весьма оптимистичный. А все успехи настоящего и будущего были весьма лаконично и точно высказаны экс-министром здравоохранения Украины, профессором Владимиром Мальцевым: «Мы идём в Европу» [1].

Ну что же, чуть более чем 20 лет спустя мы решили ознакомиться с ситуаций вокруг отечественной фармакологии и проследить как именно она менялась за последние года, в частности, после введения общемировых стандартов. Предлагаем и вам взглянуть на то, через какие дебри пробиралась украинская фармакология на пути к светлому будущему.

Состояние частного сектора и монополизации в производстве

Стоит упомянуть что практически на все 100% рынок фармацевтических препаратов и продуктов находится в частных руках и никак не регулируется со стороны государства. По данным Укрстата, в последние годы, количество действующих в этой сфере предприятий менялось следующим образом:

Для общего понимания крупным предприятие считается при количестве сотрудников более 250 и доходе более 1.231.600.000 грн. Средним – при количестве сотрудников от 50 до 250 и доходе до 1.231.600.000 грн. И малым – при количестве сотрудников до 50 и доходе до 246.320.000 грн [3].

Из данных, приведённых выше, можно констатировать тенденцию на уменьшение количества предприятий и к их общей централизации в сфере больших и, в меньшей мере, средних предприятий.

Иначе обстоит ситуация с количеством наёмных рабочих и общим объёмом выпускаемой продукции. Эти показатели, напротив, увеличились:
По итогу, в период с 2012 и до 2020 года, количество больших предприятий увеличилось с 4 до 7 штук, количество трудоустроенных на них наёмных рабочих увеличилось с 20.96% до 41.20%, от общего количества задействованных в этой сфере. А объем произведённых товаров увеличился с 49.41% до 52.98%, от общего объёма, с пиком в 59.42% в 2019 году.

Из этого можно сделать вывод, что существует тенденция к укрупнению производства, а рынок фармацевтических препаратов и продуктов в Украине монополизирован и находится в руках таких крупнейших компаний как «Дарница», «Юрия-фарм» и «Фармак». Что позволяет им диктовать свои условия другим производителям и устанавливать монопольно высокие цены на товары, которые никак не регулируются со стороны государства.

Конечно же вся полученная прибавочная стоимость идёт в карман капиталиста, и никак не способствует улучшению условий труда для сотрудников его предприятия, ведь обладая монополией он спокойно может заменять недовольных рабочих на более послушных и сговорчивых. А учитывая то, что субсидирование на медикаменты со стороны государства находится на уровне статистической погрешности, то и потребитель не получает никакой выгоды от подобного положения дел, ведь компенсировать высокую стоимость ему приходится из своего кармана.

Доля отечественной продукции на внутреннем рынке

Так может концентрация производительных сил в руках небольшой кучки капиталистов способствовала расширению рынков сбыта за территорией Украины?
Как видно из таблицы, соотношение импорта к экспорту резко сократилось к 2014 году, но к 2020 году практически не изменилось. Абсолютный показатель при этом растёт. Правда, если всё же смотреть на них относительно всеобщего показателя, то можно заметить совсем малозначимые изменения в разрезе прошедших 9 лет. Возможно удержание экспорта на едином уровне характеризуется тем, что доля отечественных товаров оседает на внутреннем рынке и тем самым укрепляет суверенитет и стабильность этой отрасли внутри страны?

В одной из недавних статей ТСН [7], по словам «эксперта», констатируется что 75%, из присутствующих в аптеках и прочих медицинских учреждениях препаратов, являются продуктом отечественной фармакологии. И пусть цены завышены, но, совсем без лекарств, мы, в случае чего, не останемся. Только вот так ли это на самом деле?

Доля отечественных товаров на внутреннем рынке, %

Вычисления проводились по следующей формуле:
a:b-c/a:b-c+x
  • a – объем произведённых товаров в тыс. грн.
  • b – среднестатистический годовой курс доллара от НБУ.
  • с – объем экспортированных товаров в тыс. $.
  • x – объем импортированных товаров в тыс. $.
Тут ситуация схожая, наблюдается увеличение доли отечественных товаров на рынке в 2015, после чего в 2016 произошло падение и ситуация с того момента никак не изменялась. А конечные 35.10% и вовсе ниже показателя в 40%, озвученного на II Национальном съезде фармакологов Украины, в далёком 2001 году. К сожалению, более новыми данными мы не обладаем, ввиду отсутствия оных в открытом доступе. Но общий тренд за прошедшие 9 лет проследить можно. И именно он ввергает в пучину скепсиса тот факт, что состоянием на 2022 год мы на 75% обеспечены продукцией собственного производства.

Если исходить из практически неизменной доли экспорта фармакологической продукции можно сделать вывод о том, что фаза расширенного воспроизводства так и не смогла перерасти из количественного в качественное, несмотря на все внедрённые руководящие принципы, заимствованные из мирового опыта. Переводя на более простой язык, «родной» капиталист не стремится к капиталовложению в разработку и внедрение инновационных технологий или в усовершенствование людского капитала, более подробно об этом в следующей главе. То есть, он старается расширить воспроизводство уже знакомых ему препаратов, не внедряя никаких изменений в процесс настолько, насколько это возможно.

Научно-технический прогресс

Вместе с распадом СССР Украина обрела, помимо независимости, довольно-таки сильную научно-техническую базу, в том числе и в области фармакологических исследований. К сожалению, на данный момент большая часть этой отрасли была утрачена.

Так, согласно научно-аналитической записке «Стан науково-iнновацiйної дiяльностi в Українi у 2020 році», составленной Украинским институтом научно-технической экспертизы и информации, становится ясно что ситуация весьма плачевная.

Во-первых, как государство, так и бизнес не стремятся к поддержке инновационной деятельности в стране. По их словам, это обусловлено неприветливой средой для ведения инновационного бизнеса и недружественной финансовой системой, которые мешают коммерциализации инноваций и их влиянию на возрастание ВВП [8]. И на этом их можно подловить и заявить, что они явно лукавят, ведь как было приведено ранее, для бизнеса в области фармакологии созданы максимально приятные условия и никакого контроля со стороны государства здесь нет.

Во-вторых, одной из сильных сторон украинской инновационной конкурентоспособности остаётся людской капитал, другими словами количество научных сотрудников. Но и тут не все так радужно, ведь у нас сохраняется тенденция на сокращение количества исследователей (с 133.7 тыс. в 2010 году, до 51.4 тыс. в 2020 году). Причём, большая часть из них (52.5%) задействована в государственном секторе [9].
При этом саму угрозу сокращения кадров никто не стремится ликвидировать, так как для этого нужно обеспечить исследователей конкурентоспособными условиями труда. Ибо сейчас происходит, так называемое, «вымывание» личного состава по направлению к другим странам. И это ещё не затрагивая саму сферу образования, которая после ряда реформ, направленных на «оптимизацию», потеряла как в количестве, так и в качестве.

В-третьих, наукоёмкость ВВП также уменьшается – с 0.7% у 2013 г., до 0.41% в 2020 г. При показателях ниже 0.9% наука более не стимулирует экономику и выполняет лишь познавательную функцию. Например, в странах ЕС доля затрат на исследования составляла 2.2% [10].
В частности, медицинский сектор науки был на 590 млн грн профинансирован государством и лишь на 32 млн грн – частными предприятиями. Для примера, в развитых странах доля государственного финансирования не превышает 30% [11].

Другими словами, никакой работы в области инноваций для уменьшения издержек производства не ведётся, соответственно и не ведутся исследования в целях производства куда более высокотехнологичного товара, с большей долей прибавочной стоимости. Из этого можно утверждать что «наши» капиталисты совсем не стремятся к облегчению участи рабочих, ведь они так и будут продолжать извлекать прибавочную стоимость исключительно из дешевизны труда. А их основная цель это прибыль и покуда её можно извлекать старым добрым воспроизводством, плевать они хотели на нужды потребителя внутри страны. В частности, медицинский сектор науки был на 590 млн грн профинансирован государством и лишь на 32 млн грн – частными предприятиями. Для примера, в развитых странах доля государственного финансирования не превышает 30% [11].

Отечественные предприниматели и война

С началом боевых действий на территории Украины каждое предприятие столкнулось с теми или иными трудностями, не стали исключением и фармакологические компании. В частности, «Фармак» потерял 1,5 миллиарда гривен из-за уничтожения одного из своих крупнейших складов [12]. А компании ритейла и дистрибуции столкнулись с логистическими трудностями и вытекающими из них долговыми обязательствами перед производителями. Ситуацию же на самих производствах предлагаем рассмотреть на примере, одной из крупнейших в сфере, фирме «Дарница».

По словам главы совета директоров «Дарницы», Дмитрия Шимкива [13]: в марте производство упало на 40%, но к апрелю оно уже вышло на довоенный показатель, а структура рынка изменилась в пользу госпитальных закупок, с 8% до 40%. Исследовательский отдел также не сидел сложа руки и к концу года предприятие запустит 19 новых препаратов, для сравнения в 2021 году этот показатель равнялся 22, а в 2020 – 10[14]. Это «чудо» Шимкив объяснил желанием сотрудников работать по 12 часов в день, несмотря на тяжёлые условия. Упоминаются даже случаи, когда рабочим приходилось колоть обезболивающее, чтобы они могли продолжать выполнение своих обязанностей. Подобная самоотверженность со стороны наёмных рабочих не может не воодушевлять, ведь все их старания идут на поддержку своей страны в столь трудный час. Как говорится, «Все для фронта! Все для победы!». Но, давайте взглянем на эту ситуацию с другого ракурса, а именно продемонстрировав в ней, плохо скрытый, классовый интерес. Определяемый желанием к эксплуатации рабочих в условиях войны, со стороны производителей.

Несколько лет назад «Дарница» утратила первенство на рынке фармакологических производителей и очутилась на 4 месте. К 2022 году ей удалось немного восстановить своё положение и укрепиться среди тройки лидеров. Впрочем, основным конкурентом все ещё оставался «Фармак». С приходом войны в нашу страну конкуренция между этими предприятиями стала особенно ожесточённой. Так, «Дарница» заставляла работать своих сотрудников в условиях воздушной тревоги, светозатемнений и даже обстрелов. Несмотря на их обоснованное волнение, ведь завод по производству фармакологической продукции может расцениваться, со стороны агрессора, как цель для уничтожения. Выше мы уже упомянули что сотрудникам приходится работать по 12 часов в день, несмотря на то, что на законодательном уровне недавно были разрешены лишь 10-часовые смены, суммарно не более 60 часов в неделю, и то, на объектах критической инфраструктуры [15]. Если в апреле производство вышло на довоенный уровень, то к нынешнему моменту подобная интенсификация труда приведёт к дальнейшему росту показателей выработки продукции. Учитывая это вместе с тем фактом, что с рынка были отстранены белорусские и российские производители [16], а также ущерб в 1,5 миллиарда гривен, который понесла компания «Фармак». Можно сделать вывод, что для собственников «Дарницы» это отличная возможность наверстать упущенное и даже выручить нехилую сверхприбыль. Благо для них, по данным из той же статьи от ТСН, текущая ситуация на рынке привела к росту цен фармакологической продукции на 60%. Если же полагаться на данные с официального портала статистики Украины, то цифры получаются следующими:
Глава ассоциации производителей лекарств Пётр Багрий утверждает, что причиной тому курс доллара, цена на топливо и усложнённая логистика. Безусловно, толика правды в его словах есть, но в первую очередь мы тут наблюдаем желание к наживе со стороны отечественного монополиста. Который в один момент избавился от своих конкурентов из недружественных стран, а также получил беспрецедентную возможность к эксплуатации своих работников, и всё это благодаря поддержке со стороны государства.

И это в то время, когда нам с вами приходится компенсировать возросшую цену на препараты из своих карманов, а сотрудникам фармакологических институтов, вместо того чтобы проводить жизненно-необходимые для развития данной индустрии в стране исследования, приходится заниматься изготовлением простейших препаратов на нужды фронта [18]. Напомним, что собственные исследователи «Дарницы» продолжают работать в этом направлении исключительно для извлечения коммерческой прибыли.

Со стороны предпринимателей возникшую ситуацию можно охарактеризовать подобным образом – спасибо государству за помощь, а дальше мы как-то сами, ну в качестве жеста доброй воли, так и быть, отгрузим вам немного продукции. Учитывая всё это, неудивительно, что Шимкив так лестно отзывается о государственном аппарате и, в частности, о Минздраве, который оперативно решал проблемы предприятия и при этом никак не регулировал рынок, хотя имел на это полное право в условиях военного положения.

Не полагайте что мы тут перемываем кости исключительно фирме «Дарница», просто её пример наиболее доступен и нагляден. Любой производитель, в текущих условиях, вынужден прибегать к столь хищническим методам, во имя роста и защиты своего предприятия. Так уж устроен рынок, и тот, кто не способен адаптироваться, в скором времени обнаружит себя на помойке.

Мы с вами также можем наблюдать, что в сложившихся условиях, при которых количество производителей на рынке уменьшилось, а стоимость препаратов и спрос со стороны потребителя выросли, производители фармакологической продукции обратили свой взор на обвал рынка телерекламы. Который позволил им выкупить большую часть эфира для распространения своего бренда среди масс [19].

Все эти факторы, в совокупности, непременно приведут к обогащению собственников этих предприятий. В то время, пока наши парни продолжают класть свои головы на фронте, а их семьи вынуждены сводить себя до гроба в тылу, трудясь по 12 часов в день, за зарплату которой только и хватает для поддержания собственной работоспособности. К тому же, переживая моральное давление и угнетение со стороны окружающих и в частности со стороны самого Дмитрия Шимкива, ведь по его словам: «Бывали моменты, когда я довольно жёстко обращался к сотрудникам: мы должны работать, несмотря на риск. При этом у них есть право выбора». Это право выбора заключается в следующем: работай или сдохни. Первое, при таких условиях, непременно приведёт ко второму. Отказ от первого также приведёт ко второму, но при этом в дополнение вы получите неофициальное звание национал-предателя, а ваш уход будет сопровождаться улюлюканьем со стороны окружающих, несмотря на то, что в данной ситуации рано или поздно может оказаться каждый рабочий.

Но в одном Дмитрий говорит правду. К состоянию до 24 февраля уже никто вернуться не сможет. Как бизнес, так и люди, должны смотреть в настоящее и будущее. «Дарница» и «Фармак» ставят одним из своих приоритетов наращивание экспорта своей продукции. Завоевав господствующее положение на внутреннем рынке, капитал непременно стремится к экспансии на внешний. И если планы «Дарницы» нам неизвестны, то владелец «Фармак» Филя Жебровская ещё в прошлом году огласила свою цель по строительству завода с нуля, в Узбекистане. Стоимость проекта оценивается в 25 миллионов долларов, а кредитовать при этом должны зарубежные инвестиционные банки [20].

На примере «Фармак» можно наблюдать как несмотря на возросшую прибыль, отечественный предприниматель, вместо того чтобы составить конкуренцию и постепенно вытеснить зарубежные корпорации с внутреннего рынка, путём предоставления стране более качественных и дешёвых лекарств, делает выбор в пользу сотрудничества с оными. А именно, через взаимодействие с их банками, тем самым инициируя вывоз капитала из страны, на этот раз путём строительства нового предприятия и инфраструктуры к нему в Узбекистане. И пусть этот проект был заложен ещё до войны, с её окончанием тактика «наших» капиталистов, скорее всего, не изменится. Обусловлено это тем, что капитал всегда стремится по пути наименьшего сопротивления. А так как внутренний рынок нашей страны будет находиться в ещё более плачевном состоянии, чем сейчас, он станет весьма привлекательным для западных элит. Что в конечном итоге приведёт к вытеснению отечественного производителя на менее прибыльный, но более открытый рынок, такой как в Среднеазиатских странах.

Заключение

Выводы, как обычно, неутешительные. Вместе с обретением политической независимости в 1991 году, наша страна обрекла себя на экономическую и технологическую кабалу. При мировой тенденции к деглобализации и при усилении протекционистских мер со стороны развитых стран, все издержки будут возложены на страны, подобные Украине. А государство любезно продолжить перекладывать их на плечи трудящегося большинства.

Будущее отечественной фармакологии, как и других когда-то развитых сфер, на данный момент виднеется туманно. Надежда всё же есть, и она теплится в сердцах преданных делу рабочих и учёных. Дабы не дать ей окончательно угаснуть мы призываем всех сотрудников объединяться и бороться за свои трудовые права. Вступайте в наши марксистские кружки, читайте классиков и делитесь знаниями со своими близкими и коллегами. Ведь только путём коллективной борьбы и взаимоподдержке, трудящиеся массы смогут отстоять интересы всего украинского народа.

И пусть из искры возгорится пламя!

Источники


1. Камо грядеши, украинская фармакология? — «Мы идём в Европу» главные темы II национального съезда фармакологов Украины. [Электронный ресурс] // Apteka.ua
2. Кількість діючих підприємств за видами економічної діяльності з розподілом на великі, середні, малі та мікропідприємства за 2010−2020 роки. [Электронный ресурс] // Государственная служба статистики Украины. URL: https://www.ukrstat.gov.ua/
3. Ч. 2 ст. 2 Закон № 996. [Электронный ресурс] // Верховна Рада України
4. Кількість найманих працівників на підприємствах за видами економічної діяльності з розподілом на великі, середні, малі та мікропідприємства у 2010‒2020 роки. [Электронный ресурс] // Государственная служба статистики Украины. URL: https://www.ukrstat.gov.ua/
5. Обсяг виробленої продукції (товарів, послуг) підприємств за видами економічної діяльності з розподілом на великі, середні, малі та мікропідприємства у 2012-2020 роках. [Электронный ресурс] // Государственная служба статистики Украины. URL: https://www.ukrstat.gov.ua/
6. Товарна структура зовнішньої торгівлі. [Электронный ресурс] // Государственная служба статистики Украины. URL: https://www.ukrstat.gov.ua/
7. В Україні стрімко дорожчають ліки: чому так зростають ціни на медпрепарати та коли зупиняться. [Электронный ресурс] // ТСН
8. Украинский институт научно-технической экспертизы и информации. – Стан науково-iнновацiйної дiяльностi в Українi у 2020 році. 2021. С.4.
9. Украинский институт научно-технической экспертизы и информации. – Стан науково-iнновацiйної дiяльностi в Українi у 2020 році. 2021. С.13.
10. Украинский институт научно-технической экспертизы и информации. – Стан науково-iнновацiйної дiяльностi в Українi у 2020 році. 2021. С.17.
11. Украинский институт научно-технической экспертизы и информации. – Стан науково-iнновацiйної дiяльностi в Українi у 2020 році. 2021. С.18.
12. Склад «Фармак» под Макаровым сгорел. Ущерб 1,5 млрд грн. [Электронный ресурс] // Forbes.ua
13. Корвалол, валидол и анальгин. Как переживает войну фармрынок Украины. Рассказывает Дмитрий Шимкив из «Дарницы». [Электронный ресурс] // Forbes.ua
14. «Дарница» выпускает новое лекарство, несмотря на войну. Фармкомпания запустила в продажу 15 препаратов с начала года. [Электронный ресурс] // Forbes.ua
15. Ст. 6 Закон № 2136. [Электронный ресурс] // Верховна Рада України
16. В Украине запретят лекарства российского и белорусского производства. Верховная Рада приняла закон. [Электронный ресурс] // Forbes.ua
17. Середні споживчі ціни на товари (послуги) у 2022 році. [Электронный ресурс] // Государственная служба статистики Украины. URL: https://www.ukrstat.gov.ua/
18. Заводи не можуть впоратися: університетські фармацевти власноруч виготовляють препарати на фронт. [Электронный ресурс] // ТСН
19. Телебачення лікує фарма. Канали Пінчука та Коломойського майже повністю забиті рекламою. Як вдається продавати її під час війни. – [Электронный ресурс] // ТСН
20. 7,5 млрд грн доходу, 30% експорту та постійна експансія. Що під капотом у одного з найбільших фармвиробників України — компанії «Фармак». Інтервʼю з Філею Жебровською. [Электронный ресурс] // Forbes.ua

23 ноября, 2022

Автор: Юстас
Made on
Tilda